Пиролиз — технология, которая спасёт мир от мусора

Москва. Город, который охвачен кольцом гигантских уродливых стихийных мусорных свалок, расположенных в 10-15 км друг друга. Они отравляют землю, воздух и воду. Проблема мусора в РФ и в Москве давно вышла за рамки допустимого. И власти предложили решение – мусоросжигательные заводы. Выделено 150 млрд рублей на закупку технологии мусоросжигания, которая является технологией середины прошлого века, и от которой массово отказываются в мире, так как она является крайне дорогостоящей и несёт в себе высокие экологические риски. Если в Европе тратятся огромные деньги на максимальную очистку выхлопа, то в РФ эти мусоросжигательные заводы будут ещё более опасными из-за тотального воровства.

Тем не менее, в России уже давно отработаны технологи утилизации различных видов мусора. Одна из таких технологий называется технология пиролиза. Чтобы посмотреть технологию пиролиза, мы отправились в подмосковный город Клин, где на территории очистных сооружений смонтирована производственная площадка по утилизации мусора. Её основатель и владелец Сергей Иванович Лавров, горный инженер, кандидат технических наук и почётный шахтёр. Ещё в далёкие 80е Сергей Иванович, будучи директором гидрошахты города Новокузнецк, занимался переработкой угольных шламов, которые доставлялись от шахты до обогатительной фабрики. Используя свой профессиональный опыт, Сергей Иванович разработал технологическую линии на основе технологии низкотемпературного пиролиза для утилизации бытового мусора и иловых отложений канализационных стоков. В 2014 году за счёт собственных средств Сергей Иванович отремонтировал здание и произвел монтаж и установку сортировочного и пиролизного цехов. В 2016 он зарегистрировал патент на технологическую линии с названием ЭКУОТ.

На производственной площадке в Клину представлено демонстрационное оборудование в масштабе один к двум. Мусоровоз приходит на приёмную площадку и выгружает мусор, который поступает на грохот, экран для сортировки крупных фракций строительного мусора. Они отсортировываются и потом поступают в дробилку, где превращаются в пыль, которую потом можно использовать для производства бетонных блоков. Отсортированный мусор поступает по конвейеру на сортировочную линию, оборудованную тремя постами для ручной сортировки. Сергей Иванович считает, что пока сортировочные цехи в РФ не готовы для автоматической сортировки. Автоматическое сортировочное оборудование стоит гораздо больше, чем линии с ручной сортировкой, и везде, где были попытки их внедрения, эти эксперименты не увенчались успехом. Пока, по мнению Лаврова, более выгодно обучать персонал сортировать мусор вручную, а уже потом на этой основе внедрять автоматическую сортировку.

После сортировки мусор поступает по конвейеру в пиролизный цех или цех утилизации, где он подается в пиролизный реактор. Первичный запуск реактора происходит от горелки, но потом для продолжения процесса уже используется пиролизный газ, который и получается в процессе деструкции мусорной смеси.

Существует два основных вида пиролиза – низкотемпературный и высокотемпературный. На производственной площадке Сергея Ивановича Лаврова установлен низкотемпературный пиролизный реактор. Максимальная температура – 450 градусов Цельсия. В течение полутора часов горелка нагревает барабан, и потом начинается выделение парогазовой смеси. Газ отделяется, поступает на теплообменники и конденсируется в жидкое топливо. Другая часть газа поступает обратно в горелку и продолжает нагревать барабан. На этом этапе дополнительное топливо больше не требуется. Через четыре часа барабан нагревается до максимальной температуры, и происходит разложение пластика, биологических отходов, а далее и автомобильных шин. После этого температура начинает падать. Весь процесс на загрузку 10-12 тонн длится около восьми часов. Шесть реакторов могут перерабатывать до восьмидесяти тысяч тонн мусора за сутки.

В процессе нихкотемпературного пиролиза получается гах и жидко-твердое топливо пятьдесят на пятьдесят. Жидкое топливо может использоваться в котельных, так оно по составу близко к мазуту. Твердое топливо не имеет запаха и представляет из себя углистый осадок, в котором содержится восемьдесят пять процентов углерода. Это твердо-топливное топливо. В конце системы предполагается мини-НПЗ для конденсации и осветления отходящего газа и пиролизной жидкости – пироводы.

Таким образом из бытового мусора, старых шин, угольного шлама и сточных вод канализации можно получать топливо. Более того, отходящий газ можно подавать на турбину и получать тепло и электроэнергию, которая будет в разы дешевле той электроэнергии, которую нам предлагают производить на мусоросжигательных заводах.

Пиролиз является экологически чистой и безопасной в смысле образования диоксинов технологией, так как в нем не задействован процесс сжигания, который и является ключевым для образования диоксинов. На пиролизных заводов вы не увидите устремленной в небо трубы, которая является неотъемлемым атрибутом всех МСЗ.

Казалось бы, что мешает повсеместному внедрению технологии пиролиза? И тем не менее, власти РФ делают выбор в пользу свалок и европейской технологии мусоросжигании.

Сергей Иванович Лавров испытывает крайнее давлении со стороны администрации города, которая вставляет ему палки в колёса и не только не даёт развивать его пиролизное производство, но вдобавок ещё и отключила электричество и, возможно, попытается его выдавить из здания цеха и заставить демонтировать всё оборудование. Безусловно, это глупость, абсурд и коррупция, ведь технология пиролиза является прямой угрозой сверхприбылям мусорных олигархов. Более того, она является решением пробемы мусора в задыхающемся от свалок Подмосковья, России и всего мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *