Почему нельзя сжигать мусор?

Игорь Михайлович Мазурин, доктор наук

Интервью Игоря Михайловича Мазурина, доктора наук, который уже тридцать лет занимается изучением диоксинов, и теперь исследует заражение почвы диоксинами через пчелиный мёд.

Мусоросжигание – это не панацея. Пятьдесят лет назад эту панацею наши российские учёные забраковали. Дело в том, что мусор — это многокомпонентная смесь. Он состоит из как минимум двадцати компонентов. Они могут быть жидкие твёрдые и газообразные, и они меняются во времени: запах появляется другой, вчера был один, а сегодня уже другой. Мусор – это динамичная, во времени изменяющаяся смесь, и когда я начинаю её сжигать, в её составе, конечно, есть углеводороды, которые должны сгореть. Но углеводороды тоже разные, допустим, есть пластики, а есть и протухшая каша. И молекулы там не метановые – не CH4, которой дал кислород, и она полностью сгорела. Эти молекулы надо окислить, чтобы превратить их в воду и CO2. Но чем больше молекулы, тем больше должно быть время экспозиции. Время эскпозиции является ключевым моментом для полноты сгорания. В ситуации с мусором разные молекулы приходят все вместе, и получается, что какие-то молекулы сгорели, а какие-то остались несгоревшими, поэтому появляется копоть. А какие-то молекулы остались разорванными, и когда они попадают в холодную зону после пламени, они рекомбинируют. Получается, что они практически возвращаются к прежнему состоянию, но у них появляются помощники, и таким образом образуются диоксины. Диоксины образуются от рекомбинации. Когда я разваливаю углеводородную молекулу, она образуют цепочку типа бензольного ядра, и там присоединяется хлор, бром, фтор или йод, кто-то из них. Откуда они взялись? А я воздух подал, чтобы это всё сгорело. В воздухе всегда есть хлор, его поставляют вулканы, которые ежегодно выбрасывают в атмосферу от одной до десяти мегатонн хлора, и эта масса всё время вращается вокруг Земли. Чистого воздуха в природе не бывает. Он всегда идёт с какими-то примесями. Более того, у меня в сжигаемом продукте может быть хлор. Из бензинов пойдет бром, поскольку у нас нефтепромыслы дают бензины с примесью брома. А много ли их надо, этих диоксинов? Их надо всего десять на минус девятую и до минус двенадцатой степени. Потому что диоксины являются очень неприятными веществами. Они аккумулируются организмом и держатся на жировой ткани, и начальная концентрация, когда они представляют проблему, эту десять на минус двенадцатую степень, то есть это один кубический сантиметр на кубический гектар воздуха. На кубометр воздуха это минус шестая степень, а одни сантиметр на кубический гектар это минус двенадцатая степень. Откуда это узнали? В 50-е годы у немцев была проблема — болезнь хлоракне. Слава Богу, ещё тогда сохранились учёные, которые смогли решить эту задачу. Они объединили два прибора – хроматограф и масс спектрометр. Каждый из этих приборов может определить минус шестую степень, а если количество меньше, то эти приборы начинают выдавать ошибку. И тогда те учёные подготовили материал на хроматографе в минус шестой степени, и потом подали его на масс спектрометр, и тогда они увидели минус двенадцатую степень. Таким образом были обнаружены диоксины, которые и устраивают человеку проблемы со здоровьем.

Молекула самого ядовитого диоксина с атомами хлора

Диоксины называют супертоксинами. Один кубический сантиметр на кубический гектар воздуха это не шутка. В голову не укладывается. Диоксины страшнее, чем боевые отравляющие вещества.

Несколько поколений уродов, жертвы химической атаки американцев на Вьетнам

В середине 50-х годов начались первые конференции по диоксинам, и сначала никто не поверил в эти цифры, в такие малые концентрации. Верили только те, кто это открыл. Но после Вьетнама у всех открылись глаза. Что произошло во Вьетнаме? Американцы выбрасывали на Вьетнам Орандж (Agent Orange), дефолиант, в котором содержались в качестве примесных компонентов диоксины. И этих примесных компонентов было от одного до десяти пропромилле. Пропромилле – это миллионная доля. И этих миллионных долей хватило, чтобы получить три с половиной миллиона уродов. И тогда все поверили, что концентрация диоксинов не должна превышать десять на минус двенадцатую степень. И нормативы по диоксинам в Европе не такие жёсткие, как в Америке. У американцев предельно допустимая концентрация это десять на минус четырнадцатую степень. Наконец, люди поняли кто портит им здоровье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *